«Кризис ребенка 3-х лет»

17.11.2016
Наконец-то вашему ребенку ровно три. Он уже почти самостоятельный: ходит, бегает и разговаривает… Ему многое можно доверить самому. Ваши требования непроизвольно возрастают. Он во всем пытается помочь вам. 
    И вдруг… вдруг… С вашим любимцем что-то происходит. Он меняется прямо на глазах. И самое главное — в худшую сторону. Как будто кто-то подменил ребенка и вместо уступчивого, мягкого и податливого, как пластилин, человечка, подсунул вам вредное, своенравное, упрямое капризное существо.
 — Мариночка, принеси, пожалуйста, книгу, — ласково просит мама.
 — Не плинесу, — твердо отвечает Маринка.
 — Дай, внученька, я тебе помогу, — как всегда, предлагает бабушка.
 — Нет, я сама, — упрямо возражает внучка.
 — Пойдем погуляем.
 — Не пойду.
 — Иди обедать.
 — Не хочу.
 — Послушаем сказку.
 — Не буду…
И так весь день, неделю, месяц, а иногда и год, ежеминутно, ежесекундно… Как будто в доме уже не малыш, а «нерво-трепало» какое-то. Отказывается от того, что ему всегда очень нравилось. Все делает всем назло, во всем проявляет непослушание, пусть даже в ущерб собственным интересам. А как обижается, когда пресекают его шалости… Любые запреты перепроверяет. То пускается в рассуждения, то, вообще, перестает говорить… Вдруг отказывается от горшка… словно робот, запрограммированно, недослушав вопросы и просьбы, отвечает всем: «нет», «не могу», «не хочу», «я не буду». «Когда кончатся наконец это сюрпризы? — переспрашивают родители. — Что делать с ним? Неуправляем, эгоистичен, упрям.. Все хочет сам, а еще не умеет». «Неужели мама и папа не понимают, что их помощь мне не нужна?» — думает малыш, утверждая свое «я». — «Неужели они не видят, какой я умный, какой красивый! Я самый лучший!» — любуется сам собой ребенок в период «первой любви» к себе, испытывая новое головокружительное чувство — «Я сам!»
 Он выделил себя как «Я» среди множества окружающих его людей, противопоставил себя им. Он хочет подчеркнуть свое отличие от них.
 — «Я сам!»
 — «Я сам!»
 — «Я сам»…
    И это утверждение «Я-системы» — основа личности к концу раннего детства. Прыжок от реалиста к фантазеру завершается «возрастом упрямств». Упрямством можно превратить свои фантазии в реальность и отстоять их.
В 3 года дети ожидают от семьи уже признания независимости и самостоятельности. Ребенок хочет, чтобы его мнение спросили, чтобы посоветовались с ним. И он не может ждать, что это будет когда-нибудь в дальнейшем. Он просто еще не понимает будущего времени. Ему все надо сразу, немедленно, сейчас. И он пытается любой ценой завоевать самостоятельность и самоутвердить себя в победе, пусть даже приносящей неудобства из-за конфликта с близкими людьми.
Возросшие потребности трехлетнего ребенка уже не могут быть удовлетворены и прежним стилем общения с ним, и прежним образом жизни. И в знак протеста, отстаивая свое «я», малыш ведет себя «вопреки родителям», испытывая противоречия между «хочу» и «надо».
Но ведь мы говорим о развитии ребенка. А всякому процессу развития, помимо медленных перемен, свойственны и скачкообразные переходы-кризисы. На смену постепенным накоплениям изменений в личности ребенка приходят бурные переломы — ведь невозможно повернуть развитие вспять. Представьте себе цыпленка, еще не вылупившегося из яйца. Как безопасно ему там. И все-таки хоть инстинктивно, но он разрушает скорлупу, чтоб выбраться наружу. Иначе он просто задохнулся бы под ней.
Опека наша для ребенка — та же скорлупа. Ему тепло, ему уютно и безопасно быть под ней. В какой-то миг она ему необходима. Но наш малыш растет, меняясь изнутри, и вдруг приходит срок, когда он сознает, что скорлупа мешает росту. Пусть рост болезненный… и все-таки ребенок уже не инстинктивно, а соз-на-тель-но ломает «скорлупу», чтоб испытать превратности судьбы, познать непознанное, изведать неизведанное. И главное открытие — открытие себя. Он независим, он все может. Но… в силу возрастных возможностей малыш никак не может обойтись без матери. И он за это сердится на нее и «мстит» слезами, возражениями, капризами. Свой кризис он не может утаить, тот, словно иглы у ежа, торчит наружу и весь направлен только против взрослых, которые все время рядом с ним, ухаживают за ним, предупреждают все его желания, не замечая и не понимая, что он уже все может делать сам. С другими взрослыми, со сверстниками, братьями и сестрами ребенок даже и не собирается конфликтовать.
 По мнению психологов, малыш в 3 года переживает один из кризисов, окончание которого знаменует новый этап детства — дошкольное детство.
 Кризисы необходимы. Они как движущая сила развития, своеобразные ступеньки его, этапы смены ведущей деятельности ребенка.
 В 3 года ведущей деятельностью становится ролевая игра. Ребенок начинает играть во взрослых и подражать им.
 Неблагоприятным последствием кризисов является повышенная чувствительность мозга к воздействиям окружающей среды, ранимость ЦНС в связи с отклонениями в перестройке эндокринной системы и метаболизма. Иначе говоря, кульминационный момент кризиса — это и прогрессивный, качественно новый эволюционный скачок, и неблагоприятный для состояния здоровья ребенка функциональный дисбаланс.
Функциональный дисбаланс поддерживается также бурным ростом тела ребенка, увеличением его внутренних органов. Адаптационно-компенсаторные возможности детского организма уменьшаются, дети более подвержены заболеваниям, особенно нервно-психическим. В то время как физиологические и биологические перестройки кризиса не всегда обращают на себя внимание, изменения в поведении и характере малыша заметны всем.
 
Как надо вести себя родителям в период кризиса ребенка 3-х лет:  
 
По тому, на кого направлен кризис ребенка 3-х лет, можно судить о его привязанностях. Как правило, в центре событий оказывается мать. И главная ответственность за правильный выход из этого кризиса возлагается на нее. Запомните, что малыш страдает от кризиса сам. Но кризис 3-х лет — это важный этап в психическом развитии ребенка, знаменующий переход на новую ступеньку детства. Поэтому, если вы увидели, что очень резко изменился ваш любимец, и не в лучшую сторону, постарайтесь выработать правильную линию своего поведения, станьте более гибкими в воспитательных мероприятиях, расширяйте права и обязанности малыша и в пределах разумного дайте вкусить ему самостоятельность, чтобы насладиться ею. 
 
Знайте, что ребенок не просто не соглашается с вами, он испытывает ваш характер и находит в нем слабые места, чтобы воздействовать на них при отстаивании своей независимости. Он по нескольку раз в день перепроверяет у вас — действительно ли то, что вы запрещаете ему, запрещено, а может быть — можно. И если есть хоть малейшая возможность «можно», то ребенок добивается своего не у вас, так у папы, у бабушек, дедушек. Не сердитесь за это на него. А лучше сбалансируйте правильно поощрения и наказания, ласку и строгость, не забывая при этом, что «эгоизм» ребенка наивный. Ведь это мы, а не кто иной приучили его к тому, что любое его желание — как приказ. И вдруг — что-то почему-то нельзя, что-то запрещено, в чем-то отказывают ему. Мы изменили систему требований, а почему — ребенку трудно понять.
И он в отместку твердит вам «нет». Не обижайтесь за это на него. Ведь это ваше обычное слово, когда вы воспитываете его. А он, считая себя самостоятельным, подражает вам. Поэтому, когда желания малыша намного превосходят реальные возможности, найдите выход в ролевой игре, которая с 3-х лет становится ведущей деятельностью ребенка.
К примеру, ваш ребёнок не хочет кушать, хотя голодный. Вы не упрашивайте его. Накройте стол и посадите на стульчик мишку. Изобразите, будто мишка пришел обедать и очень просит малыша, как взрослого, попробовать, не слишком ли горячий суп, и, если можно, покормить его. Ребенок, как большой, садится рядом с игрушкой и незаметно для себя, играя, вместе с мишкой съедает полностью обед.
 В 3 года самоутверждению ребенка льстит, если вы звоните лично ему по телефону, шлете письма из другого города, просите его совета или делаете ему какие-нибудь «взрослые» подарки типа шариковой ручки для письма.
Для нормального развития малыша желательно во время кризиса 3-х лет, чтобы ребенок ощущал, что все взрослые в доме знают, что рядом с ними не малыш, а равный им товарищ их и друг.